^Вверх
foto1 foto2 foto3 foto4 foto5
Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Строительство большого храма

                                                                               

23  июля 2016 года, в ходе субботнего объезда, Владимир  Ресин, председатель рабочей группы Фонда «Поддержки строительства храмов города Москвы», который курирует выполнение программы "200 храмов" на территории Юго-Восточного административного округа столицы, вместе с владыкой Саввой, епископом Воскресенским, викарием Московской епархии, префектом ЮВАО Андреем Цыбиным,  главой управы района Люблино Алексеем Бирюковым и кандидатом в депутаты Петром Толстым посетил территорию храма Саввы Освященного в Люблино, где в настоящее время развернуто строительство будущей часовни с купелью в честь святых Апостолов Петра и Павла.

 

 

По результатам встречи прихожан храма ожидала неожиданная, но долгожданная для многих весть: 4 сентября нынешнего года, рядом с храмом Саввы Освященного, будет установлен Поклонный крест.

 

Деревянный Крест будет выполнен в традиции Соловецких Поклонных крестов, его высота составит 5 метров и установка состоится в честь будущей закладки фундамента храма в честь св. Апостолов Петра и Павла.

Появление храма в честь святых Апостолов Петра и Павла не случайно и тесно связан с историей Люблино.

 В один день установлено празднество памяти апостолов Петра и Павла, хотя они пострадали за Христа в разные годы, но по духу составляют одно: Пётр предшествовал, Павел вскоре за ним последовал.

  Первые упоминания о праздновании Дня святых апостолов Петра и Павла восходят к IV веку. Согласно Священному Преданию, праздник сначала стали отмечать в Риме, епископы которого ведут своё преемство от апостола Петра.

        29 июня/12 июля 258 года в Риме было совершено перенесение мощей апостолов Петра и Павла. Со временем содержание этого события было утрачено, и этот день стал рассматриваться как память общего мученичества святых Петра и Павла.

        Около 324 года в обеих столицах Римской империи, Риме и Константинополе, были построены первые храмы в честь первоверховных апостолов. С этого времени праздник стал особо значимым, великим, а литургия – торжественной.

          В Православной Церкви празднику предшествует Петров пост, что лишний раз подчёркивает его важность в годовом богослужебном круге.

          В России празднование Дня апостолов Петра и Павла особо торжественным стало во времена царя Петра I , а позже его наследников. В Москве до нашего времени сохранились храмы, построенные в их честь.

Первая церковь в Люблине была освящена как Петропавловская, тем более что один из компаньонов носил имя Пётр.  

   Постройку церкви в сельце Люблине на территории парка Дурасовского дворца его владельцы, купцы первой гильдии Конон Никонович Голофтеев и Пётр Николаевич Рахманин, задумали давно, но удобный случай представился в 1872 году. Они об этом пишут высокопреосвященнейшему Иннокентию, митрополиту Московскому1.

  «В принадлежащей нам, Голофтееву и Рахманину, по купчей крепости имении – сельца Люблино, Московского уезда и отстоящей в 10 верстах от Москвы, на линии Московско-Курской железной дороги и в приходе церкви Влахернской Божией Матери, что в селе Влахернском, Кузьминки тож, в настоящее время имеются, кроме занимаемых нашими семействами и служащими при имении, до 42 дач, которые в летнее время отдаются в наймы желающим воспользоваться свежим воздухом для поправления расстроенного здоровья.

  Всех живущих в летнее время в сельце Люблине бывает до 300 человек. Между тем, приходская церковь села Влахернского отстоит от сельца Люблина почти на три версты и в сообщении с ней встречаются, особенно для трудно больных значительные местные неудобства. Поэтому желательно было бы нам, Голофтееву, Рахманину для доставления удобств, проживающих в сельце Люблине к слушанию церковного богослужения и отправления христианских треб устроить в нём деревянную небольшую церковь на каменном фундаменте.

    К использованию этого благочестивого предприятия, предложением от сельскохозяйственного отдела, Высочайше учреждённой в 1872 году политехнической выставки, представляется нам ныне возможность приобрести от того отдела, куплею с постановкой в сельце Люблине, разборное, образцовое здание сельской деревянной церкви, с иконостасом, утварью и вообще всеми церковными принадлежностями.

          Это образцовое здание имеет быть на время выставки поставлено в Кремле против Николаевского дворца, а по окончании выставки предназначается для какого-либо из подмосковных имений.

          Будучи перенесено в сельцо Люблино и устроено навсегда на прочном каменном фундаменте и скреплено прочным образом, здание это вполне удовлетворит назначению, а для люблинских жителей будет отрадным и благолепным местом для слушания церковных служб и для отправления церковных треб.

          Церковь эта на общих основаниях должна быть приписана к Влахернской, села Влахернского, церкви, и христианские требы для живущих в сельце Люблине могут быть совершаемы, как и в настоящее время, приходскими того села, священно- церковнослужителями, а для безостановочного отправления в люблинской церкви божественных служб, будут приглашаемы на наш счёт, по соглашению, монашествующие из ближайшего к сельцу Люблину, Перервинского монастыря…

          Просим преподать нам архипастырское благословение и … милостивую архипастырскую резолюцию. Сентября дня 1871 года».                                 

10 ноября 1871 года разрешение было получено, но были и пожелания, как со стороны Духовной консистории, так и строительного отдела, чтобы церковь поставили в «законном расстоянии от обывательских владений, и работы были произведены под надзором техника, имеющего на то право».

    Современники, видевшие церковь на выставке описывают её так: «Церковь чрезвычайно изящная по архитектуре… Церковь с хорами, звонницею и двумя крыльцами, вмещает до двухсот человек, в ней стены и своды из брусьев, все части храма удобно разбираемы, не раскрывая и не повреждая даже листового железа на крышах и главах.  В церкви сохранены простота и характер, соответствующий православной русской сельской церкви; иконостас, утварь, парчи и прочие церковные вещи исполнены в русском вкусе по рисункам архитектора Н.А. Шохина».  

 Церковь поставили в парке на аллее с левой стороны от дворца, напротив оранжереи. Освятили её 29 июня 1873 года в честь апостолов Петра и Павла. Была она приписная, то есть своего настоятеля не имела, а была приписана к Влахернской церкви в Кузьминках, оттуда и приходили служить священники. Впоследствии с западной стороны к церкви была пристроена довольно обширная трапезная. Над ней соорудили колокольню с колоколами.   По стенам храма повесили иконы, писанные по золочёному фону, украшенные серебряными венцами с драгоценными камнями.        Паникадило посреди храма и подсвечники были деревянные, замечательно искусной работы.   По богатству облачений и утвари это был один из выдающихся храмов московского уезда.  Прихожане Люблина 21 февраля 1919 писали в Духовную консисторию прошения о получении самостоятельного статуса. Разрешение получили в 1918 году, но тут начались гонения на Церковь.          Прихожане из Люблина писали в Духовную консисторию прошения о получении  Петропавловской церкви самостоятельного статуса.

          Накануне революции 1917 года разрешение получили, этому способствовали местная администрация и духовенство Николо-Перервинского монастыря. Пивную лавку, стоявшую в самом центре посёлка на Загородном шоссе (потом называлась Московской улицей, а сейчас Люблинской), преобразовали в молитвенный дом, поставив на нём крест и другие атрибуты, соответствующие Православной Церкви, улица с южной стороны церкви стала называться Молитвенной.                                             

21 февраля 1919 года настоятелем Петропавловского храма и молитвенного дома стал протоиерей Александр Иванович Ремов. Это был опытный священник, кандидат богословия, окончивший Московскую духовную академию. Он возглавил общину летнего Петропавловского храма и тёплого зимнего молитвенного дома в Люблине.  Именно отец Александр Ремов и церковный староста Н. Гусаков 13 ноября 1920 года написали прошение в Московский юридический отдел о передаче их храму, крайне нуждающемуся в церковной утвари, иконах, облачениях, и в особенности в колоколах, так как имелся всего один колокол в 18 пудов, церковные вещи из закрытой церкви Великомученика Георгия Победоносца Московской военно-фельдшерской школы, находившихся на хранении в церкви Петра и Павла в Лефортове21. Разрешение было получено, и 28 ноября 1920 года имущество по описи было принято и отправлено в Люблино приходским советом.   

          Молитвенный дом получил престол, жертвенник, серебряные напрестольные кресты, Евангелия в серебряном переплёте и в серебряной оправе, комплект серебряных сосудов (потир, звездица, лжица, 3 копия́), 2-х ярусный вызолоченный иконостас с иконами. На иконах великомученика Георгия Победоносца и Божией Матери – серебряные венчики и пелены. Иконы двунадесятых праздников в позолоте, гробница под стеклом для Плащаницы, купель для крещения, лампады, облачения, ковры – всё это было большим подарком молитвенному дому.

          Кроме перечисленных, было свыше двадцати других икон разного размера, писаных по металлу и по дереву. Молитвенный дом, к своей радости, получил 5 колоколов, и, можно сказать, что был укомплектован церковной утварью полностью.    Диаконом с отцом Александром Ремовым служил Владимир Доримедонтович Фёдоров, бывший иеродиакон Чудова монастыря.   Благополучное житие продолжалось недолго.

          В 1922 году 27 апреля состоялось изъятие церковных ценностей для помощи голодающим Поволжья из Петропавловской церкви села Люблина.  Летом 1923 года дошла очередь до национализации церкви.

 7 апреля 1924 года президиум Моссовета утвердил решение Люблинского горсовета о закрытии Петропавловской церкви. Прихожане с таким положением не смирились, обжаловали решения Моссовета во ВЦИКе, но там не нашли оснований для отмены решения Моссовета.

          Ещё прихожане просили открыть церковь для проведения богослужения на Пасху, так как молитвенный дом всех желающих вместить не мог, но каков был ответ – неизвестно.

          Обследовавшие церковь в апреле 1924 года архитектор Н.А. Всеволожский и художник М.А. Маркичев в своём отчёте писали: «Снаружи храм очень живописен и для характеристики творчества Ропета (это было их заблуждение об авторстве проекта церкви) и его бесчисленных последователей очень показателен, являясь почти единственным образцом.

          Храм представляет в плане квадрат, перекрытый рубленым шатром. Снаружи на гранях шатра поставлены четыре кокошника с окнами внутрь храма. К основному квадрату храма примыкает удлинённый притвор, на крыше которого расположена небольшая звонница с главкой и четырьмя колоколами. С трёх сторон храма – высокие крыльца. Внутри храма двухъярусный иконостас, хорошо скомпонованный в стиле храма, с хорошо написанными современными храму иконами.   Слева от иконостаса складно прилаженная винтовая деревянная лесенка ведёт на уютные хоры. В общем, храм оставляет цельное впечатление, напоминая небольшие домовые церкви. Всё в нём обдуманно, связано и выдержано.  Состояние храма плохое и требует к нему средств и сил. Все крыльца в плохом состоянии, точёные балясины вываливаются, ступени перекосились и обветшали. Со стен, обшитых в целях сохранения их от влаги или для утепления листовым железом, краска лупится, и большие потемневшие ржавые пятна проступают со всех сторон.  Раскраска чешуйчатой крыши и резных карнизов, сандриков и наличников также закудрявилась, осыпается и также требует полного возобновления.  Крыша проржавела и протекает во многих местах. Ни одного стекла не уцелело, кроме окон в кокошниках шатра. Внизу сейчас окна закрыты деревянными щитами, поставленными недавно прихожанами. В алтаре поставлена небольшая изразцовая печь, которой хватает только для алтаря. Других печей храм не имеет.  По нашему мнению церковь очень ценна в художественном отношении и заслуживает сохранения и поддержания в полном порядке. Для лучшего ознакомления с обликом храма мы предложили прихожанам снять несколько фотографий и прислать в Губмузей. Церковь расположена на территории рабочего посёлка, клуб которого находится во дворце». (По документу от 24 ноября 1928 года клуб назывался имени Я.Э. Рудзутака).

         Страсти о закрытии церкви то разгорались, то затихали. В мае 1926 года представителям церкви Петра и Павла в Люблине удалось заключить договор с Московским уездным исполкомом в лице его представителя, помощника начальника милиции Смирнова, о бесплатном пользовании зданием культа, состоящем из одноэтажной деревянной церкви и колокольни при ней , но атеисты не успокоились.

16 марта 1927 года ходатайство о закрытии Петропавловской церкви в городе Люблино было направлено в Президиум Моссовета, но 31 марта 1927 года его отклонили.   Всё же под натиском общественных организаций в 1927 году Президиум Мосгубисполкома рассмотрел вопрос о передачи Петропавловской церкви из города Люблино в село Рыжово Егорьевского уезда Рязанской губернии для возведения её на месте сгоревшего храма этого села.  Со стороны Моссовета препятствий не встретилось, лишь было выдвинуто требование сохранить прежние размеры и формы архитектуры.

          18 августа 1927 года сотрудник Административного отдела МУИК А. Кочетков произвёл передачу здания Петропавловского храма  города Люблино уполномоченным религиозной общины при селе Рыжово, где он пребывает до сего времени, но освящён как Введенский. 28 сентября 1927 года 18-ти пудовый колокол теперь уже бывшего   Петропавловского храма был передан тов. Гольдербергу и отправлен в Государственный театр имени Мейерхольда.

          Служащие Люблинского горсовета мотивировали свой отказ оставить храм тем, что в Люблине имелся молитвенный дом и в слободе Перерве – монастырь, куда верующие могут ходить и молиться.

          На какое то время, очень небольшое, православных христиан оставили в покое, а дальше травля продолжилась с новой силой.

          На предприятиях Люблина созывались собрания, где требовали закрыть молитвенный дом (за короткое время 28 собраний, где присутствовали 5960 человек).

          Положение усугубилось тем, что место, занимаемое молитвенным домом в центре города, было очень привлекательным для строительного склада магазина ТПО (в народе назывался «белый магазин»), хлебопекарни того же ТПО. 

Предлагали разобрать здание и перенести его в посёлок Печатниково, сделав там избу-читальню, но такой проект был в денежном выражении весьма дорогим.  Посылали комиссию за комиссией. Инструктор пожарной охраны Кочетков 4 февраля 1929 года писал: «29 сентября 1926 года Управлением пожарной охраны было обследовано указанное выше строение моленной, где в акте было указано, что помещение для общественных сборищ не приспособлено, не имеет запасных выходов, имеет над узким выходом на двух столбах звонницу, так что на момент пожара возможен затор и возможно обрушение звонницы, так как на этих двух столбах подвешены колокола общим весом в 50 – 60 пудов.

          В 1927 году в Управление милиции поступило ходатайство Люблинского горсовета с просьбой передать им этот участок под склады, строящегося магазина ТПО: «… нами этот вопрос возбуждался в Моссовете, но был получен ответ, что от ликвидации воздержаться, по какой причине – неизвестно».    

          Позиция Моссовета привела сторонников закрытия молитвенного дома в ярость: они написали на Моссовет жалобу в «Рабочую газету», и та отозвалась критической заметкой. Только 15 марта 1929 года Президиум Моссовета принял постановление о закрытии Петропавловского молитвенного дома в Люблине. Дело было послано на утверждение во ВЦИК.

          ВЦИК, не согласившись с постановлением Президиума Моссовета о закрытии молитвенного дома, предложил разрешить группе верующих города Люблино перенести храм на другой участок, в силу чего Президиум Моссовета изменил своё первоначальное постановление и 7 августа 1929 года разрешил перенос молитвенного дома.

          Люблинский горсовет отвёл участок в Кухмистерском посёлке. Воспользовавшись разрешением на перенос храма, и получив участок, группа верующих стала принимать меры к постройке нового храма, для чего было завезено на строительную площадку 110 брёвен.

          Видя, какой оборот принимает ситуация, Горсовет отдал распоряжение о прекращении начинающегося строительства.

          Всё это дело имело громкий резонанс, так как только совсем недавно атеистам удалось с трудом закрыть часовню в Кухмистерском посёлке, а тут храм начинают строить.

          На собраниях общественность потребовала отменить постановление Президиума Моссовета от 7 августа 1929 года.         

          При разрешении вопроса о закрытии молитвенного дома предложили снести здание как ветхое, а материал, который можно использовать и новый (110 брёвен), определить для ремонта жилых зданий.      

          Молитвенный дом просуществовал в Люблине почти до войны. Здание в эти годы не имело уже никаких признаков церковной принадлежности, стояло оно на углу Московской и Молитвенной (после 1930 года эту улицу назвали имени Шкулёва, сейчас не существует) улиц, это был оштукатуренный дом, выкрашенный белой краской с зелёным шатровым верхом, три ступеньки вели к входу в помещение со стороны Московской улицы, но молиться туда народ приходил.

       Люблинскому старожилу Владимиру Ивановичу Абросимову запомнился случай, когда вышедшую из молитвенного дома женщину, сбил танк, двигавшийся по Московской улице.

(Во время Великой Отечественной войны в этом доме устроили детскую столовую, после войны – пивную палатку, потом там был овощной магазин; здание снесли, когда на Люблинской улице начали строить дом № 61).

          Настоятелем молитвенного дома Апостолов Петра и Павла в Люблине был священник Александр Анатольевич Дроздов, сын дьякона церкви при Бахрушинской больнице. К этому времени ему исполнилось 28 лет, в его семье – жена и двое детей. После 3-летнего обучения в Московском синодальном училище, окончил в 1916 году Ново-Виленскую учительскую семинарию. Служил на гражданской службе в разных учреждениях Москвы с 1917 по 1922 год. На военной службе –  с 1922 по 1923 год. Состоял сверхштатным псаломщиком при церкви Рождества Богородицы в Старом Симонове  в 1923 – 1924 г.г. Преосвящённым Гавриилом епископом Клинским определён штатным псаломщиком к той же церкви 01. 09. 1924 г. Преосвящённым Серафимом епископом Подольским посвящён во священника к церкви села Комягина 25.07. 1926 года. Переведён к Христорождественской церкви села Соколова Воскресенского уезда 01.01.1927 года.

          7 сентября 1927 года прихожане Петропавловской церкви Люблина единогласно избрали отца Александра Анатольевича Дроздова настоятелем (так тогда было принято). Переведён он был в Петропавловскую церковь по благословению Высокопреосвященного Филиппа архиепископа Звенигородского. В 1928 году к Пасхе отца Александра наградили набедренником, в 1929 году – скуфьей.

         Других сведений про Петропавловскую церковь и молитвенный дом в Люблине пока найти не удалось.

Однако на протяжении последних трех лет активисты района Люблино, в числе которых и историк Татьяна Ильинская, изучив историю нашего района, пришли на прием к главе района Люблино и депутатам муниципального Собрания, а также подали прошение в канцелярию Патриарха Кирилла с просьбой о восстановлении храма св. апостолов Петра и Павла в Люблино.

В связи с тем, что на территории района Люблино в настоящее время уже построены четыре храма, то строительство – восстановление еще одного поначалу посчитали нецелесообразным. Однако все изменил счастливый случай: у отца Георгия неожиданно оказалась чудесным образом частица мощей св. Апостола Петра, что и послужило поводом для будущего строительства храма в честь святых Апостолов.

Настоятель храма, отец Георгий обращается к жителям района Люблино и ко всем неравнодушным людям с просьбой принять участие в жизни храма и оказать посильную помощь в строительстве.

Ведь всем нам известно, что «Программа 200» реализуется полностью на благотворительные пожертвования и только от нас с вами зависит судьба строительства нашего нового храма!

Храм преподобного Саввы Освященного | Москвa